+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Почему сын на второй день в сизо попросил передачку

Почему сын на второй день в сизо попросил передачку

В восемь утра у тверского СИЗО -1 толпа женщин: все они принесли передачи близким, которые находятся за стеной. Сегодня в СИЗО первый день после праздников, когда принимают передачи и разрешают свидания. Еще сегодня из дверей тверского СИЗО выйдет Илья Фарбер, москвич, уехавший учителем в Тверскую область и неожиданно для всех ставший взяточником по решению суда. А по решению общественного мнения — еще одним несправедливо осужденным.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Илья Фарбер вышел на свободу

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ПЕРЕДАЧКА В СИЗО - ЧТО КЛАСТЬ / ПЕРВАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

Почему так много скандалов и так мало новостей о громких победах и достижениях пенитенциарной системы? Общество у нас не понимает таких вещей, как объявление реформы и ее окончание.

Есть так называемый треугольник продаж: скорость, цена, качество — выбираем два пункта. Я и в Кабмине, и в интервью говорю: если вы хотите потратить минимум денег, но сделать качественно, то срок реализации реформы растянется на десять с лишним лет. Я никого не хочу обманывать: мы делаем шаг за шагом, но материальных прорывов не будет. Будут идеологические прорывы. Мы отделили пенитенциарную медицину от руководства учреждений.

Теперь медик не зависит от начальника колонии или СИЗО. Это минимизирует преступления на почве отношений. Например, врач, который полностью зависит от начальника колонии, может скрывать побои, не замечать последствия драк между заключенными. И если говорить о борьбе с коррупцией внутри системы, то в прошлом году у нас было около сотрудников, которых мы подозревали в этом преступлении.

По поводу 56 закончено следствие и принято решение суда. Чем закончились резонансные истории? Это была ответная реакция. Но где доказательства? По поводу того, что именно было в Одессе, нужно обращаться к следствию. Мы по своей инициативе попросили экспертов Международного комитета Красного Креста, как независимых арбитров, опросить арестантов Одесского СИЗО, узнать, были ли, есть ли пытки.

Все общались тет-а-тет, никто людей за рукав не дергал. И ни один на пытки не пожаловался. У нас есть намерение сделать такие опросы постоянными, разрешить проводить их на законодательном уровне. Это важно с точки зрения соблюдения прав человека. Но посмотрите, мы столько обсуждаем последствия действий спецназа и совершенно не уделяем внимание тому, что сотрудницу того СИЗО, женщину, убили и расчленили.

Это обществу неинтересно. На второй день это уже было неинтересно. Тема потухла. Мы завели уголовные дела на сотрудников, но до сути, до ответа на вопрос, почему убили сотрудницу, еще не докопались. Прошло больше года. Вы вспоминаете последствия и не уделяете внимания сотрудникам. Мы не говорим о том, что они не защищены и в каких условиях работают. У нас до сих пор нет профессионального праздника. День библиотекаря есть, День пограничника вся страна отмечает. У нас такого нет. Остальные как будто соревнуются в иронии, сарказме и глупости.

Никто не думает, что мы остаемся жить здесь и надо что-то менять. Непонимание важности нашей системы есть во всех слоях. Перескажу диалог с чиновником одного из министерств. Это проблема страны, а не пенитенциарной системы. Это не моя частная лавочка. Это предлагают постоянно. Идея не нова. И СИЗО, наверное, можно сделать частными. Но при этом уровень сознания общества, бизнеса должен быть таким, чтобы не допускалось превалирование прибыли над нашей основной целью и миссией — ресоциализацией с дальнейшей интеграцией в общество.

Когда у предпринимателя во главе угла бизнес, он будет лишь выжимать из заключенных все соки. Но с другой стороны, сейчас я все больше погружаюсь в тему электронного мониторинга и считаю, что социально неопасных лиц нет смысла сажать в следственный изолятор.

Если мы уверены, что подозреваемый не будет давить на следствие и свидетелей, зачем держать его в СИЗО, тратить на него деньги? Лучше мы пенсии повысим, зарплаты учителям, медикам. При том что там доказан сговор с правоохранителем. У человека забрали паспорт, на ноге браслет. Как он улетит за границу? Ни железо, ни софт. Браслет арендуют у компаний, а тот, кто его носит, платит за его использование.

И поверьте, у нас люди согласятся платить, скажем, грн в день. Вопрос вот в чем: мы, общество, должны определить, что с точки зрения нашей безопасности будет дешевле и эффективнее — изолировать, содержать и пытаться ресоциализировать или надеть браслет и вернуть в общество. Но для начала нужно создать электронную базу осужденных. Нужно понять, кто будет осуществлять мониторинг и каким должен быть его уровень. Допустим, педофил отбыл наказание. И он на свободе или на свободе с браслетом?

Мы можем обозначить на карте школы, детсады, и при его приближении система будет сигнализировать об этом. Это позволило сэкономить млн грн.

Будут закрываться заведения и в этом году. Мы пытаемся обсуждать с местными властями их трудоустройство. Я разговаривал с губернаторами, с главами райадминистраций, с руководителями громад. Всех устроить не удалось, но мы такую работу проводим, пытаемся.

Мы можем рассчитывать только на внешних инвесторов, а нынешний климат не способствует их привлечению. Продолжается ООС, скоро выборы. Во главу угла ставится экономическая выгода. А ее там нет. Все критиковали: дескать, продают лакомый кусок. Знаете, как заработать, — придите заработайте.

И оно было не в рамках того, что мы предложили, и не совсем реализуемое. Идет согласование. Все очень непросто. Но хочу сказать, что впервые за много лет в проект бюджета страны заложили деньги на проведение капремонта в Лукьяновке. Но главное, мы не определяем, где должны содержаться подследственные, а решение суда было уже после инцидента. Сколько они могли заработать, пронося запрещенные предметы?

Я не знаю. Если ты знаешь расценки, значит, ты их устанавливаешь. В прошлом году мы поймали сотрудника с выслугой 20 лет: проносил, простите, в прямой кишке наркотики.

Вот о таких цифрах я знаю: их установило следствие. Из них 70 поймали на проносах. Мы должны использовать принципы пирамиды Маслоу как для работников, так и для подопечных. Если мы для работника системы не создадим достойные материальные условия, не добьемся уважения от общества, то он не начнет отдавать.

Задача пенитенциарной системы — изменить подопечного. А как сотрудник его исправит, если он весь в негативе, под прессингом неуважения в обществе, или материальных трудностей, или непонимания того, какую функцию он выполняет? Люди хотят хлеба и зрелищ: сжечь ведьму, казнить непонятно кого.

Максимально долгое заключение должно быть мучительно и закончиться тем же — смертью. У общества нет сейчас запроса и заказа на такой продукт, как ресоциализация и реинтеграция. Но последнее зависит от самого общества: если человеку не открыть двери, он не зайдет. Наша цель — несовершение повторного преступления. Преступления, которое будет происходить не в пенитенциарной системе, а в обществе. Многие требуют от нас гуманизма.

Но когда мы отпускаем человека на свободу, то его не принимают. Так в чем же гуманизм? Мы сейчас активно работаем с громадами. У нас уже есть два пилотных проекта, и громады понимают свою роль в них. Если человек вышел на свободу, отбыв наказание, то нужно соорудить для него мостик, дать ему возможность жить, хотя бы пытаться выстроить уважение к себе.

Подписывайтесь на нас в Telegram и Facebook. Ваш e-mail не будет опубликован. Skip to content Главная.

Мелине Агаджанян написал a 28 января , Здравствуйте, можно получить информацию о заключенном Арутюнян Эдмон Сейранович

Но где первые освободившиеся благодаря перезачету? Почему мы о них не слышим? Есть ли они вообще? Осужденные и их родственники одолевают сотрудников колоний вопросом: кто и как пересчитает дни за решеткой?

"В месяц на передачи уходит 500 рублей". Женщины рассказали, к кому и с чем приходят на Володарку

Бывшие заключенные — люди, на которых общество ставит клеймо, а система, если и не уничтожает, то подрывает их здоровье, физическое и психологическое. Пять минут на чтение и, возможно, вам станет ясно, в каких условиях живут люди в следственном изоляторе, еще даже не получившие приговора, и н асколько то, что происходит в украинских тюрьмах отличается от того, что мы привыкли видеть в популярных фильмах и сериалах. У нас благодаря массовой культуре и отдельным журналистским статьям сложились прочные стереотипы. Когда ты, летняя девочка, попадаешь в тюрьму, то думаешь, что тебя там будут избивать злые зэки, насиловать, мучить. Тебе остается только поскорее забраться на третий этаж и ждать, когда начнутся домогательства. Первые дни самые страшные!

Заместитель министра юстиции: «Мне постоянно предлагают открыть частную тюрьму»

Почему так много скандалов и так мало новостей о громких победах и достижениях пенитенциарной системы? Общество у нас не понимает таких вещей, как объявление реформы и ее окончание. Есть так называемый треугольник продаж: скорость, цена, качество — выбираем два пункта. Я и в Кабмине, и в интервью говорю: если вы хотите потратить минимум денег, но сделать качественно, то срок реализации реформы растянется на десять с лишним лет. Я никого не хочу обманывать: мы делаем шаг за шагом, но материальных прорывов не будет. Будут идеологические прорывы.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Пусть говорят - За отца в рукопашную. Выпуск от 02.10.2018
Женщина говорит сбивчиво, растерянно:. Для нее это первая передача.

Места лишения свободы Малолетка. Этот день я никогда не забуду! Еще накануне я знала, что меня арестуют. Я просто уже смирилась с этим. Утром в 11 часов мы с Мамой пришли в милицию… Мама очень надеялась, что меня простят, дадут последний шанс, и мы вернемся домой…. Стояла как каменная — делай со мной, что хочешь. Просто смотрела в глаза Мамы, глаза, наполненные слезами, болью, печалью. Я читала в ее глазах молитвы. Ее не подпустили ко мне, ее держали… А Мама рвалась, как голубь в клетке, когда меня стали уводить.

СИЗО-1 Тверь

.

.

.

«Одна встреча сына с адвокатом в СИЗО стоит рублей. Те, кто живет в столице, могут приносить в изолятор передачи хоть каждый день, главное, Передачу в СИЗО № 1 обвиняемому может принести любой человек, очереди, в одной руке они держат сумку, во второй — список.

Дети в тюрьме

.

Из тюрем освободят попавших под новый закон: тысячи выйдут раньше срока

.

О чем молчат люди, побывавшие в тюремном заключении

.

.

.

.

Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Ангелина

    Лучше подскажите как мне балкон пристроить А перепланировки делали и ранее забивая на всё и вся

  2. Андрон

    Да это всё АНТИреклама привата скорей всего конкуренты какие нить ощад аваль и т.д. ;)

© 2018-2019 tabak-edet.ru